главная страница приемная карта портала мелкий шрифт средний шрифт крупный шрифт помощь
Версия для слабовидящих
 
 

Памятные даты


27.08.1942

У берегов Диксона развернулось самое северное сражение Великой Отечественной войны

Диксон вошел в историю Великой Отечественной войны как самая восточная территория страны, где произошел бой с немецко-фашистскими захватчиками.

Нацистская операция по парализации движения на Северном морском пути как минимум до конца навигации получила красивое название Wunderland — "Страна чудес" — и началась 8 августа. В этот день в Карское море перешла немецкая подводная лодка U 601, она должна была разведать советские морские коммуникации и ледовую обстановку. Спустя примерно неделю в район островов Белый — Диксон проследовала U 251. Еще две подлодки — U 209 и U 456 — действовали у западных берегов Новой Земли и максимально отвлекали на себя внимание сил советской Беломорской военной флотилии (БВФ).

Беломорская военная флотилия была сформирована в составе Северного флота в начале августа 1941 года с целью защиты коммуникаций в Белом море, восточной части Баренцева моря и Арктике Для успешного проведения операции немцы сосредоточились на ее метеорологическом обеспечении. На острове Шпицберген была высажена партия метеорологов, использовались самолеты-разведчики. Правда, два из них были выведены из строя — на одном сломались моторы, а другой разбился у берегов Норвегии.

Тем не менее 15 августа немецкая подлодка U 601, находившаяся у Новой Земли, передала в штаб сводку о состоянии льдов. Она оказалась благоприятной, что позволило 16 августа крейсеру "Адмирал Шеер" начать поход к базам Северного морского пути. В районе острова Медвежий немецкий корабль встретил одиночное советское судно. Капитан "Шеера" приказал сменить курс, чтобы не провалить операцию. К вечеру 18 августа немцы вошли в Карское море. Здесь крейсер встретился с субмариной U 601, получил самые свежие данные о состоянии льдов и утром 19 августа продолжил путь к острову Уединения. В пути германский корабль ждали серьезные испытания — ледяные поля, преодолеть которые он не смог. Как выяснилось впоследствии, немцы считали, что в этом районе существует маршрут вдоль западного берега Новой Земли, вокруг мыса Желания в направлении пролива Вилькицкого. Сутки потребовались "Шееру", чтобы понять эту ошибку. В течение всего дня бортовой гидросамолет "Арадо" находился в воздухе, главным образом решая задачи ледовой разведки. Вечером 20 августа крейсер отправился к побережью Таймыра, чтобы выйти к проливу Вилькицкого.

21 августа, когда "Шеер" преодолевал рыхлый лед, поступило сообщение от самолета-разведчика об обнаружении долгожданного каравана. Согласно донесению, в него входило 9 пароходов и двухтрубный ледокол. Суда находились всего в 100 километрах от крейсера, к востоку от острова Мона, и двигались встречным, якобы юго-западным, курсом. Это были корабли 3-го арктического конвоя — восемь сухогрузов и два танкера, шедших из Архангельска на Дальний Восток и в США. Никакой охраны в Карском море караван не имел и мог стать легкой добычей немцев. Однако "Шеер" упустил свой шанс — разведчик передал, что экспедиция идет на юго-восток, тогда как на самом деле суда двигались в восточном направлении. На крейсере решили дождаться караван в районе "Банки Ермака", но напрасно — ни 21, ни 22 августа советские суда там так и не появились. Капитан Меендсен-Болькен "Адмирала Шеера" заподозрил неладное и приказал продолжить путь на восток. Однако время было упущено — конвой успел удалиться на значительное расстояние. Быстро двигаться крейсеру мешали плотный поток льда и туман, видимость не превышала 100 метров. Благодаря радиоперехвату немцам вскоре удалось установить координаты советского каравана, но его спас лед. 24 августа вблизи острова Русский "Шеер" попал в ледяной плен. Помогла кораблю только перемена ветра — капитан Меендсен-Болькен смог вывести его на рыхлый лед и даже продолжил преследование советского конвоя. Однако сколь либо значимой скорости достигнуть не получилось — иногда тяжелый корабль преодолевал за час всего два километра. Утром 25 августа "Адмирал Шеер" утратил "дальнее зрение" - вернувшийся с разведки гидросамолет "Арадо" неудачно сел на воду и был разбит - его пришлось расстрелять буквально в щепы из зенитной пушки. Происшествие с самолетом убедило немецкого капитана в том, что продолжать погоню нет никакого смысла, Меендсен-Болькен повернул крейсер в обратном направлении — на запад, к Диксону.

В 11 часов тяжелый корабль прошел архипелаг Норденшельда и приблизился к району острова Белуха. И здесь "Шеер" встретил свою "первую добычу" — ледокольный пароход Главного управления Северного морского пути "Александр Сибиряков". На русском судне команда "Адмирала Шеера" планировала захватить данные о ледовой обстановке и движении конвоев. А для того, чтобы экипаж "Сибирякова" не уничтожил документы, немцы решили пойти на хитрость — крейсер развернулся на противника носом, чтобы скрыть характерный "профиль", и поднял флаг США.

На "Сибирякове" не сразу поняли, что перед ними вражеский крейсер, — на это потребовалось около получаса. Немцев выдало плохое знание русского языка и вопросы о состоянии льдов.

Капитан Качарава приказал экипажу "Сибирякова" дать полный ход и повернуть к берегу — острову Белуха, до которого было примерно 10 морских миль. В эфир в адрес Диксона была выпущена радиограмма: "Встретили иностранный крейсер. Наблюдайте за нами". На "Адмирале Шеере" начали ставить помехи и просигналили требование прекратить радиопередачу и заглушить двигатель. Никакого ответа не последовало. На крейсере взвился боевой флаг, что послужило поводом к началу морского боя. Очевидно, что немцы сделали выстрел первыми, причем холостой, чтобы предупредить советский корабль о бесполезности сопротивления. "Сибиряков" в этом момент открыл ответный огонь.

"Он знал неизбежный исход боя. Заранее приказал старшему механику и своему заместителю по политической части в критический момент открыть кингстоны, пустить потоки воды в трюм, чтобы "Сибиряков" ушел на дно с ниспущенным флагом и всеми судовыми документами", — так описывал действия капитана Качаравы журналист-полярник Георгий Кублицкий.

В 13 часов 45 минут с "Сибирякова" в Диксон была направлена радиограмма: «Началась канонада, ждите» — и сразу за ней: "Нас обстреливают". Сообщение еще раз повторили в 13 часов 49 минут, но безуспешно — "Шеер" выставил радиопомехи. За 40 минут немцы сделали только несколько выстрелов — из мощного 280-миллиметрового орудия. Попадания удалось достигнуть со второго выстрела. Советский пароход потерял ход и получил пробоины в носовой части. Загорелись бочки с бензином, расставленные на борту. При этом "Сибиряков" продолжал отстреливаться. "Мы были удивлены сопротивлением русского судна. Самим его фактом. Ведь моряки были обречены, никаких шансов попасть в наш корабль у них не было", — впоследствии вспоминал один из немецких матросов - участников операции.

В 14 часов 5 минут "Сибиряков" отправил в Диксон последнюю радиограмму: "Помполит приказал покинуть судно. Горим, прощайте". К этому моменту капитан Качарава был тяжело ранен, как и многие другие из экипажа судна. "Адмирал Шеер" прекратил огонь в половине третьего, выпустив по советскому пароходу 27 снарядов, из которых четыре попали в цель. Все это время кормовая пушка ледокола продолжала огонь! "Сибиряков" ушел на дно в районе 15 часов. Героический экипаж корабля сделал главное — заставил командование советского ВМФ поверить в присутствие немецкого корабля в Карском море, на Северном морском пути. Информация о рейдере была разослана по всем военным базам, на все суда, находившиеся в Арктике. Тем самым были спасены тысячи человеческих жизней, ценные грузы, подготовлена оборона советских портов. Самое удивительное в этой истории то, что на "Адмирале Шеере", потопив слабо вооруженный пароход, взяв в плен капитана, радиста, инженера и метеоролога, не узнали практически ничего нового о Севморпути. Спасенные моряки либо не располагали необходимой информацией, либо отказывались от всякого сотрудничества с противником.

Немцы узнали о том, что обнаружены, 25 августа в 15 часов 45 минут, перехватив советскую радиограмму К этому моменту рейдер уже устремился на северо-запад от места боя, так как рассчитывал перехватить советские суда на несуществующей в реальности линии "Мыс Желания — Диксон". Причем "Адмиралу Шееру" вновь пришлось преодолевать ледовые поля, что значительно снижало скорость его движения. Так и не найдя караванов судов, капитан германского крейсера принимает решение совершить нападение на один из портов. Самым удобным для пиратского рейда портом мог стать Диксон. Именно там немцы рассчитывали найти корабли с грузом, добыть сведения о маршрутах Северного морского пути, информацию о погоде и состоянии льдов. Тем более что Диксон был удален от советских авиационных и морских баз, следовательно, самолеты и корабли придут к нему на помощь нескоро.

На батареях Диксона весь вечер 26 августа шла лихорадочная подготовка к возможному появлению кораблей противника. Выгружались снаряды, набирались орудийные команды — их формировали в том числе и из местных жителей. Были наскоро сколочены отряды ополченцев, располагавшие несколькими пушками, пулеметами, ручными гранатами, пистолетами-пулеметами и винтовками Мосина. Женщин и детей эвакуировали в тундру.

27 августа в 1 час 5 минут часовой заметил темный силуэт германского корабля. "Адмирал Шеер" шел медленно, опасаясь подводных камней. Крейсер обошел часть острова Старый Диксон и остановился в проливе Вега, у входа в гавань. В это время в эфир ушло сообщение о появлении корабля противника, в порту объявили боевую тревогу. Ополченцы направили винтовки в сторону берега, откуда мог появиться морской десант. Навстречу немцам направился СКР-19. Моряки рассчитывали не допустить прорыва "Шеера" в бухту и в случае необходимости затопить свой корабль, перерезав крейсеру подходы к портовым сооружениям Диксона.

В 1:37 на "Адмирале Шеере" заметили СКР-19 и "Революционер". На этот раз немцы открыли огонь сразу, рассчитывая быстро потопить советские корабли и войти в гавань. Ответ не заставил себя ждать — заработали 76-миллиметровые пушки СКР-19. Кораблем руководил старший помощник капитана старший лейтенант Сергей Кротов. Под его командованием СКР-19, умело маневрируя, выставив дымовую завесу, двинулся поперек курса крейсера в бухту Самолетная, где он мог бы выйти из-под огня тяжелых орудий. Но далеко сторожевик уйти не смог — немцы в течение 10 минут сумели сделать несколько прямых попаданий в корабль 150-миллиметровыми снарядами. В корпусе СКР-19 образовались две большие пробоины, погибли шесть моряков, еще 21 получил ранение (один вскоре умер). В 01:46 сторожевой корабль сумел выбраться из сектора обстрела, однако полученные повреждения привели к тому, что он сел на грунт в мелком месте. Тем самым СКР-19 вышел из сражения. За время боя его артиллеристы выпустили по врагу 35 снарядов, но нанести заметных повреждений врагу не смогли.

Около 1:50 "Шеер" перенес огонь на "Революционера". Пароход, несмотря на дымовую завесу, получил два прямых попадания. На палубе вспыхнул пожар, были разрушены каюты, штурманская и рулевые рубки. Судно так и не снялось с якоря, а значит, не могло уйти в спасительную Самолетную бухту. В этот момент заговорила береговая батарея № 569. "К немалому удивлению, внезапно открыла огонь береговая батарея 150-миллиметровых пушек. Вследствие этого от высадки десанта пришлось отказаться", — писал впоследствии капитан немецкого корабля.

152-миллиметровые орудия били достаточно точно — несмотря на большое расстояние и плохую видимость. Некоторые снаряды падали всего в полукилометре от немецкого крейсера. Если бы "Адмирал Шеер" двигался в направлении портовой гавани и дальше, артиллеристы имели бы шансы нанести противнику существенный урон. Тем более что место расположения батареи враг определить так и не смог. Взвесив все за и против, капитан Меендсен-Болькен приказал прекратить огонь и отойти назад, около двух часов ночи "Шеер" исчез за полуостровом Наковальня. Всего крейсер выпустил по советским судам 78 снарядов.

На этом бой, однако, закончен не был. Сорвав злость на станции наблюдения за туманами (остров Большой Медвежий) и северном побережье острова Диксон, выпустив по ним более 300 снарядов, Меендсен-Болькен в 2 часа 31 минуту начал главную атаку. Обходя остров Новый Диксон, крейсер нанес удар 280-миллиметровыми орудиями по порту Диксон и радиоцентру. Врагу отвечали СКР-19 и батарея № 569. В 2:48 "Шеер" обстрелял жилой городок Диксона. Благодаря заранее проведенной эвакуации жертв удалось избежать. Выпустив еще около 80 снарядов, рейдер прекратил огонь.

Немцы посчитали советскую базу в Карском море разгромленной. Мачты радиоцентра были уничтожены, горели хранилища дизельного топлива, электроподстанция, разрушены были и жилые дома. Посчитав задачу выполненной, тяжелый корабль ушел на северо-запад. Однако от десанта на "Шеере" отказались. Более того, немцам не удалось потопить ни одного судна, а СКР-19 и "Революционер" ремонтировались всего несколько дней. Через пару суток заработала и радиостанция Диксона.

В 2 часа 57 минут нацистский крейсер выставил дымовую завесу и исчез в объятиях Карского моря. Сражение за Диксон завершилось. Несмотря на то что потерь немцы не понесли, его итогом была безоговорочная победа защитников порта — моряков, красноармейцев, бойцов НКВД и гражданских ополченцев.

Большинство военных историков считают, что операция "Вундерланд" потерпела провал. Ни одну из заявленных ее целей выполнить не удалось. Немцы не смогли вскрыть маршруты движения судов по Северному морскому пути, определить его главные базы.


Энциклопедия Красноярского края

Назад

 

Безопасность и правопорядок
| Внешние связи
Госимущество
Градостроительный контроль
| ЗАГС
Здравоохранение
Инновации
Информатизация и связь
Информационная политика
Культура
| Лесное хозяйство
Образование
Экология и рациональное природопользование
Промышленность, энергетика  и торговля
Охрана объектов культурного наследия
Север и поддержка коренных малочисленных народов
Сельское хозяйство
Социальная политика
Спорт
Строительство и ЖКХ 
Транспорт
Труд и занятость
Финансовая политика
Финансово-экономический контроль и контроль в сфере закупок
Экономическое развитие и инвестиционная политика
Исполнение поручений и указов Президента РФ
Губернаторский контроль
| Проектное управление
| Год экологии
| Открытые данные
| Безопасность дорожного движения
Грантовые программы
Законотворчество
Интерактивные карты Красноярского края
Общественный контроль
Развитие гражданского общества
Комиссия по делам несовершеннолетних
О портале
Подписаться на рассылку
Отписаться от рассылки
Регистрация на портале
Личный кабинет

Администрация Губернатора Красноярского края
Правительство Красноярского края

660009, Красноярский край г. Красноярск, пр. Мира, 110

Отдел служебных писем (служебная корреспонденция):
телефон: +7 (391) 249-30-26, факс: +7 (391) 211-00-82,
e-mail: public@krskstate.ru (для служебных писем)

Обращения граждан:
телефон: + 7 (391) 249-30-40, факс: +7 (391) 249-33-01
Отправить обращение.

Размещение информации на портале:
телефоны: + 7 (391) 249-30-88, 211-10-78, 249-35-21, 211-09-54

Cправочные телефоны:

Социальная защита и социальное обслуживание
телефон: 8-800-350-20-50

Здравоохранение и лекарственное обеспечение
телефон: 8-800-700-000-3

Консультации по вопросам ЖКХ
телефон: 8-800-333-7007

Единая справочная служба МФЦ
телефон: 8-800-200-3912

 

Индекс цитирования